Страшный сон вечного города

0 View

К середине III века до нашей эры самое могущественное государство Античности — Карфаген — впервые столкнулось с набиравшим силу Римом. Двум державам стало тесно в бассейне Средиземноморья. Битва насмерть была неизбежна. Один из противников должен был исчезнуть с лица земли. Сегодня мы знаем, что эту схватку выиграл Рим. Но вот вопрос: как изменилась бы история нашего мира, победи в той войне Карфаген?

Страшный сон вечного города

Журнал: Загадки истории №37, сентябрь 2018 года
Рубрика: Альтернативная история
Автор: Алексей Мартов

Если бы Ганнибал покорил Рим?

joomplu:10198Историю Карфагена определили мощный морской флот, географические открытия и активная торговля. Значительную роль в его расцвете сыграло удачное расположение. Город стоял на мысе, имеющем выходы к морю на севере и юге, что делало его порт неминуемым при проходе по Средиземноморью.

Горе побеждённым

Помимо торговли могущество Карфагена прирастало богатством его колоний. В своё время финикийцам первым удалось выйти в Атлантический океан и открыть Канарские острова. А уже карфагеняне открыли весьма удалённые Азорские острова. Как могли преодолевать тысячи километров, а самое главное — возвращаться назад суда, не имеющие компаса, для нас остаётся загадкой.
И вот могуществу торговой империи приходит конец.
Против Карфагена выступает не менее могучий Рим. Весной 146 года до нашей эры оплот финикийской цивилизации был сокрушён. После победы римский сенат вынес решение полностью уничтожить город, а 55 тысяч выживших жителей Карфагена обратить в рабство. Пламя пожирало Карфаген долгих 17 дней. Затем земля на гигантском пепелище была вспахана плугом, обильно посыпана солью и предана проклятию.

Другой поворот истории

А теперь представим себе, как могли разворачиваться события, если бы величайший стратег Античности — Ганнибал — всё-таки захватил столицу римского государства.
В 217 году до нашей эры армия Ганнибала устремилась к Риму. Навстречу карфагенянам были выставлены две римские армии, но африканский полководец у Тразименского озера в кровопролитной битве нанёс римлянам поражение. После чего кавалерия карфагенян под начальством Магарбала перемолола в пыль римских всадников Центения. Разгром полный, и Ганнибал останавливается всего в 80 милях от Рима. Дорога на Вечный город открыта, ибо на пути нет значительных римских войск. На помощь Ганнибалу из Карфагена прибывают 70 кораблей, они также готовы нанести удар по Риму.
Его брат Гасдрубал, командующий карфагенской армией в Испании, наносит сокрушительное поражение римским легионам на Пиренеях. Надежда римлян на реванш испанскими силами похоронена окончательно.
Но Ганнибал не сразу идёт на приступ главной цитадели врага. Он блокирует город, и в 216 году, в битве при Каннах, ещё раз громит римлян. Колебания полководца — идти или не идти на Рим, — разрешаются после фразы его друга и предводителя кавалерии Магарбала: «Ты умеешь побеждать, Ганнибал, но не умеешь пользоваться победой».
Собрав все силы в кулак, карфагеняне стремительным броском пришли под стены и без того уже частично блокированного Рима. Появившаяся прямо у ворот карфагенская конница окончательно отрезала город от путей снабжения и опустошила его окрестности. Войска Ганнибала начали планомерную осаду. Римляне отчаянно сопротивлялись, но силы их истощались, и помощи ждать было неоткуда. После двухмесячной осады город пал.

Провинциальный мегаполис

Победитель Рима Ганнибал и его сторонники одерживают политическую победу и в самом Карфагене. Никто из знати уже не смеет возражать триумфатору, и очень быстро полководец становится фактическим главой государства. Перед ним встаёт непростой выбор — уничтожить Рим или сделать его покорённым городом в составе империи Карфагена? Обратившись к логике не военного, но торговца, Ганнибал решает, что уничтожать материальные ценности — неправильно. А вот вычистить римский дух следует обязательно.
Испания уже покорена. Её завоевание позволяет Карфагену использовать местные рудные залежи для нужд собственной экономики. Металлургия и производство оружия развиваются стремительными темпами. Кроме всего прочего, Пиренеи служат отличным плацдармом для экспансии Карфагена на север Европы.
В самом Риме Ганнибал приказывает казнить 3 тысячи видных сенаторов, трибунов и военачальников, проявивших особую активность в борьбе с Карфагеном, отличившихся в своих высказываниях или оказывавших поддержку сопротивлению. Более 100 тысяч римских граждан обращены в рабство и отправлены в малопригодные для жизни земли на север Европы, в каменоломни.
Латинский язык запрещён, храмы римских богов разрушены. Самые красивые из них Ганнибал приказывет переделать в храмы Баал-Хаммона и Танит, главных божеств финикийцев. Предводитель Карфагена хотел заставить Рим говорить и думать как Карфаген. В итоге уже через 10 лет латынь сложно услышать на улицах Рима, а упоминание о великих римских консулах становится равносильно открытому бунту со всеми вытекающими последствиями. Столица италийской колонии Карфагена переносится из Рима в Сиракузы.
Риму уготована участь провинциального города.
Помимо римских вопросов, Ганнибала серьёзно занимает Малая Азия. Однако эти богатые земли уже считают своей вотчиной наследники Александра Великого. Используя подкупы, военную мощь и посулы угнетаемым греками народам, Ганнибал начинает и выигрывает Вторую Македонскую войну. Македония теряет свои владения в Греции, на Эгейском море и в Малой Азии. На Истмийских играх посланцам греческих полисов Ганнибал объявляет об их автономии в составе великого Карфагена.

Расцвет и закат

Осуществив захват Рима и экспансию на Ближний Восток, Карфаген получил доступ к важнейшим торговым путям и установил контроль над экономикой обширного региона. Колонизация значительной части Африки и контроль над Южной Европой увеличили мощь карфагенян. Все это позволило спустя всего 100 лет после падения Рима установить полное господство над «античным миром». Границы «Великого Карфагена» простираются от Пиренейского полуострова до Евфрата, от скифских степей Северного Причерноморья до широт тропической Африки. Причём дальновидные последователи Ганнибала намертво связывают регионы не властью меча, как делали это римляне, а силой торговли.
Учитывая национальный менталитет, карфагеняне стремятся проводить реформы на местах. Если же они не помогают, а население признаётся не подлежащим исправлению, народы выселяются с занимаемых ими земель. Между тем в экономически успешных регионах активно развиваются науки и ремесла, кораблестроение, архитектура, горное дело и металлургия.
Отдельно следует упомянуть пуническое право, заложившее основы юриспруденции большинства стран западного мира.
Единым языком империи законодательно закреплён пунический. Его обязаны знать все жители империи. Для этого в провинциях строятся начальные школы, где преподавание ведётся на пуническом языке. Их посещение местными детьми, вне зависимости от сословия, обязательно. В захваченных провинциях Карфаген ведёт активную миссионерскую деятельность, вытесняя местные верования ханаанской религией, принятой в Карфагене. По этой причине возникающее в середине I века христианство так и не набирает сколь-либо значительного числа последователей. Само христианство никто не запрещал, но оно так и осталось малочисленной иудейской сектой.
Роковым испытанием для Карфагена стало Великое переселение народов. Ведомая гуннами коалиция племён двинулась на запад, вторгаясь в провинции Карфагенской империи. Стараясь сохранить свои города от разрушения и не располагая значительными военными силами, их правители часто не оказывали вообще никакого сопротивления и соглашались добровольно платить дань светловолосым дикарям. При этом Карфаген их налоги терял.
В V веке племена вестготов захватывают Рим, Италию, Пиренеи, Сардинию и Сицилию. Империя стремительно съеживается до первоначальных размеров города-государства на севере Африки. Лишь флот Карфагена не даёт варварам переправиться через море и оказаться у его ворот. Однако бывшие «владыки мира» оказываются в окружении враждебных к ним молодых и быстро набирающих силу государств.
К середине IX века, обескровленный постоянными войнами, Карфаген пал под натиском арабов-мусульман, превратившись в столицу их нового государства.