Последнее плавание Тура Хейердала

0 View

В 2018 году исполнилось сорок лет со дня окончания экспедиции Тура Хейердала (1914-2002). Она стартовала на камышовой лодке «Тигрис» 23 ноября 1977 года в Ираке и завершилась 30 марта 1978-го на военно-морской базе в Джибути, став последней в ряду экспериментальных плаваний знаменитого норвежского путешественника на копиях древнейших судов.

Последнее плавание Тура Хейердала

Журнал: Тайны 20-го века №37, сентябрь 2018 года
Рубрика: Всюду деньги
Автор: Рольф Майзингер

joomplu:10214Вместе с Хейердалом в смелом эксперименте участвовали представители девяти стран — всего 11 человек. В том числе известный советский и российский учёный, путешественник и телеведущий Юрий Александрович Сенкевич (1937-2003).

На берегах Титикаки

«Тигрис» проектировался с учётом древних изображений на глиняных табличках и печатях времён Шумерского царства. Строить его помогали индейцы-аймара с берегов озера Титикака. Изображения этого крупнейшего пресноводного озера Южной Америки и самого высокогорного из судоходных озёр мира (3812 метров над уровнем моря) встречаются на перуанских купюрах. Например, на дензнаке в 10 солей 1976 года. Здесь можно увидеть как сами чудные тростниковые ладьи, так и их хозяев (по совместительству — строителей).
А вот камыш берди (рогоз узколистный — Typha angustifolia) для «Тигриса» заготавливали иракские болотные арабы, или маданы. Они населяют месопотамские марши (болота) на юго-востоке страны. Хейердал писал о них: «Большинство селений стоит на искусственных островах из вековых наслоений гниющего камыша и буйволового навоза. Семьи маданов вместе со своими утками, курами, буйволами и лодками качаются вверх-вниз на пружинистых камышовых коврах». Эти строки как нельзя лучше подходят для описания сюжета иракской купюры 2015 года в 50 тысяч динаров.
Там изображён человек в традиционной для болотных арабов одежде. Он стоит на носу узкой лодки, управляя ею при помощи длинного шеста. А чуть в стороне возвышается дом мудхиф, каркас которого состоит из камышовых бунт «толще человеческого туловища, медленно сужающихся кверху».
За прошедшие 40 лет жизнь иракских маданов изменилась. Их специфические угодья неоднократно осушались, а самих болотных арабов насильно переселяли в другие районы. Не обошли стороной загадочную болотную страну, где время словно застряло в допотопных годах, и войны последних десятилетий. Поэтому сегодня Хейердал вряд ли узнал бы некогда благодатный край.

Загадочная пирамида

Известно несколько памятных монет, посвящённых экспедиции «Тигриса». Все они увидели свет по заказу островного государства Самоа в 1994 году, в канун 80-летия Тура Хейердала. Так, на золотой купюре в 100 тала (самоанская денежная единица) «Тигрис» представлен во всей своей красе, рассекающим океанские волны. Впрочем, куда более интересными сюжетами могут похвастать две серебряные монеты номиналом 10 тала каждая, посвящённые первому и последнему этапам экспедиции.
На первой запечатлён момент, когда сплетённый из берди «Тигрис» вот-вот должны спустить со стапелей.
В отличие от плота «Кон-Тики», который «крестился молоком южноамериканского кокосового ореха», и от лодок проекта «Ра», которые мазали молоком берберской козы, «Тигрис» окропили жертвенной кровью барана.
Смущает соседство на монете хейердаловского детища с типичной для Мезоамерики ступенчатой пирамидой. Такая же пирамида, но из Тикаля, не одно десятилетие украшала самую мелкую купюру Гватемалы.
Ступенчатая пирамида венчала и парус «Тигриса». Экспедиционная эмблема, на которой «иракский студент-искусствовед Рашад изобразил огромное красное солнце, встающее из-за месопотамской пирамиды», увековечена на памятном жетоне «Тигрис» из сувенирной лавки при музее «Кон-Тики» в столице Норвегии Осло.
И всё же шумерские зиккураты (многоступенчатые культовые сооружения в Древней Месопотамии и Эламе, древнем государстве к востоку от реки Тигр) выглядели иначе, чем мезоамериканские пирамиды. На памятной иракской монете в 1 динар 1981 года показана реконструкция одного из зиккуратов Междуречья. Схожесть налицо, но это явно разные сооружения!
Впрочем, объяснить присутствие рядом с «Тигрисом» древнеамериканского культового строения можно тем, что разработчик монетного сюжета был знаком с теориями Хейердала о трансокеанских путешествиях в глубокой древности. Он допускал, что появившийся в Америке во главе чужеземного народа «священный правитель Кон-Тики, он же Виракоча» прибыл из далёкого Шумера.

Знаете ли вы что…

В Россию Тур последний раз приезжал в 2001 году. Он начал раскопки в Азове: хотел проверить скандинавскую сагу XV века, согласно которой викинги — это выходцы из Причерноморья. Проект прервала болезнь.

Маленькие и большие открытия

Интернациональный экипаж не только доказал, что древние камышовые суда-плоты могли совершать многомесячные морские переходы. Он успешно смоделировал вероятный маршрут древних мореплавателей с заходами в Бахрейн, Оман и Пакистан (Карачи). Тур Хейердал был уверен, что именно эти государства и есть легендарные Дильмун, Макан и Мелухха.
Отдельные этапы экспедиции можно проследить по банкнотам региона, где она проходила. Так, например, на иранской купюре в 50 тысяч риалов 2006 года показан Персидский залив, куда «Тигрис» вышел 2 декабря 1977-го.
А на банковских билетах Королевства Бахрейн серии 1973 года можно видеть силуэт острова Бахрейн, где путешественники осматривали древние некрополи времён Шумерского царства.
Археологи выяснили, что в древности остров Бахрейн считался священным, «где души умерших вкушают загробное блаженство». В связи с этим многочисленные погребения, датируемые IV-III тысячелетиями до н.э., по сей день называют «Некрополем блаженствующих». Количество захоронений исчисляется сотнями тысяч. Они представляют собой курганы правильной формы, похожие на скифские. Высота некоторых достигает 15 метров.
И, наконец, в Пакистане «аргонавты» Хейердала посетили развалины некогда величественного Мохенджо-Даро (буквально — холм мертвецов). Удивительный город цивилизации долины Инда (около 2600 года до н.э.) по-прежнему хранит свои тайны. Письмена на обнаруженных в нём печатях до сих пор не прочитаны. Археологи лишь установили, что жители покинули его около 1500 года до н.э. А почему — не знает никто.
Пакистанцы изображают на своих банкнотах руины Мохенджо-Даро на протяжении многих десятилетий.

Факел протеста

Рисунок серебряной монеты в 10 тала не менее занятный. Она носит название «Сожжение «Тигриса». И её особенно интересно разглядывать, зная, как развивались те далёкие события. Под конец плавания, пройдя за 4,5 месяца около 7000 километров, «Тигрис» оказался в районе военно-морских манёвров США, Англии и Франции. Поэтому безопасность команде Хейердала никто не мог гарантировать. Приняв приглашение главы правительства Джибути, экипаж «Тигриса» бросил якорь в заливе Таджура. У входа в Красное море Хейердал и решил сжечь свой корабль «в знак пламенного протеста против гонки вооружений и боёв в Африке и Азии».
Художник остановился на фигурах только двоих путешественников. Хотя, когда пламя охватило лодку, на берегу находились по меньшей мере семеро участников экспедиции. Остальные четверо снимали на камеру последние минуты жизни «Тигриса». Следовало бы предположить, что один из изображённых — Тур Хейердал. Ведь идея с плаванием на камышовой лодке и план по её сожжению родились в его голове. Но если Хейердал — это тот, что слева, то рядом с ним… Юрий Сенкевич!

На долгую память

А в заключение — несколько интересных совпадений в судьбах Тура Хейердала и Юрия Сенкевича. Так, в честь каждого из них были названы морские суда. При этом трёхмачтовый парусник «Тур Хейердал» в 1981 году под его новым именем (прежнее название «Minnow») «крестил» сам знаменитый путешественник. Эта шхуна сохранена для потомков на одной из памятных монет Королевства Тонга.
А в 2005 году под именем «Юрий Сенкевич» в свой первый рейс отправился новый океанский танкер усиленного ледового класса, принадлежащий судоходной компании «Совкомфлот». И кто знает, может быть, этим двум великанам уже довелось встречаться на океанских просторах…
На могиле Хейердала, в его имении Колла-Микери в Италии, изображён знаменитый плот «Кон-Тики», на котором норвежский путешественник ходил по Тихому океану. А надгробье Сенкевича на Новодевичьем кладбище в Москве украсила скульптура папирусной лодки «Ра II», на которой они вместе с Туром покоряли Атлантический океан в 1970 году.